Rusinst <   Авторы <  

Кавелин К. Д.

(4 [16].11.1818 – 3 [15].05.1885)

КАВЕЛИН Константин Дмитриевич (4 [16].11.1818 – 3 [15].05.1885), мыслитель, историк, правовед и общественный деятель. Родился в Петербурге. В 1839 окончил юридический факультет Московского университета. Первоначально занимал либеральные позиции, позднее отошел от них и сблизился со славянофилами. Стоял на позиции сильной самодержавной власти. В 1866 подал царю записку «О нигилизме и мерах, против него необходимых».

В своих трудах «Взгляд на юридический быт Древней России» (1847), «Мысли и заметки о русской истории» (1866), «Краткий взгляд на русскую историю» (опубл. 1887) Кавелин показывает решающую роль самодержавного государства в жизни народа. По мнению ученого, Русское государство явилось высшей формой общественного бытия в жизни России. Самодержавие, по мнению Кавелина, – естественная форма русской государственности, порожденная народным идеалом. В 1860‑х Кавелин принял выдвинутую Б. Н. Чичериным теорию «закрепощения и раскрепощения» сословий государством. Крепостной строй Кавелин воспринимал как закономерный этап развития русского общества, как необходимое условие существования сильной центральной власти, без которой Русское государство не устояло бы в борьбе с внутренними врагами. Подчеркивая особую роль государственной власти, «спасшей» Россию, Кавелин признавал, что она не давала развиться «личному началу». В 1860‑х Кавелин характеризовал опричнину как политику сохранения национальной формы государственности, направленную против чужеродных западно-русских и польских элементов, привнесенных перешедшими на русскую службу литовскими князьями.

Кавелин был одним из творцов крестьянского законодательства 1861, в числе первых отечественных ученых исследовал сельскую общину, доказав, что в ее сохранении – основа социальной и экономической устойчивости России. Разрушение тысячелетних обычаев крестьянского мира, по мнению Кавелина, приведет к упадку экономики и падению самого Русского государства.

Кавелин выступал противником личной собственности на землю, считая, что в условиях России она приведет к массовому обнищанию крестьян. Чтобы не допустить этого, ученый предлагал передать землю крестьянам в пожизненное пользование с правом наследования, но без права продажи. Причем выделение земли должно осуществляться строго в рамках уже существующих общин, являющихся, по сути дела, коллективными владельцами земли.

Корни социального неравенства Кавелин видел в том, что «люди по физической природе, по умственным и др. своим способностям не равны между собой со дня рождения». Он доказывал утопичность социалистических теорий, обосновывавших возможность достижения социального равенства путем ликвидации частной собственности. Отмена права собственности и наследства, согласно Кавелину, противоречит «закону свободы». В праве собственности Кавелин видел залог свободы человека. Для предотвращения социальных катаклизмов он призывал русское дворянство отказаться от сословного эгоизма, привилегий и замкнутости. При этом государство, по мнению Кавелина, должно регулировать отношения между сословиями, «служить посредником, охранять и защищать низшие классы». В отличие от ортодоксальных западников, видевших в крестьянской общине только препятствие к экономической свободе и прогрессу, Кавелин выступал за ее сохранение, видя в ней способ уравновесить частную собственность, монопольное господство которой могло привести к вражде классов и общественной анархии. Ратуя за отмену уравнительного землепользования и земельных переделов внутри общины, Кавелин объективно выступал за свободное развитие крестьянского хозяйства на основе пожизненной аренды земли. Сочетание личной и общественной собственности Кавелин считал, с одной стороны, условием для обеспечения экономического прогресса, с др. – гарантией против пролетаризации крестьянства, средством сохранения социальной стабильности. Признавая, что реформа 1861 подорвала материальное благополучие дворянства, Кавелин видел его будущее не в искусственном сохранении привилегий, а в уравнении в гражданских правах с др. сословиями. В органическом единстве сословий Кавелин видел залог «мирного развития посредством постепенных реформ», делающий «невозможною революцию низших классов против высших». Превращение большинства народа в земельных собственников должно было превратить Россию в аграрную страну, что при всех успехах промышленности и торговли предохранит ее, по мысли Кавелина, от потрясений, характерных для стран Западной Европы.

В н. 80‑х Кавелин выступил с широкой программой реформ, предусматривавшей увеличение крестьянских наделов за счет государственных субсидий, «отвода незаселенных казенных земель», а также переселенческой политики. Наряду с устранением малоземелья Кавелин считал необходимым сократить подати и др. платежи, ограничить административный произвол в отношении крестьянства, покончить «с безграмотностью и беспомощностью деревенского люда» путем развития народного образования. Залог прогресса России Кавелин видел в совместных действиях общества и бюрократии, в союзе интеллигенции, «образовывающей» народ, и государства, создающего для него сносные «внешние» условия жизни. Будущая Россия представлялась Кавелину «мужицким царством», «необозримым морем оседлого, свободного, трудящегося, благоустроенного крестьянства, с сильной центральной властью, обставленной высшей интеллигенцией».

Возлагая основные надежды на преобразовательный потенциал верховной власти, Кавелин в то же время активно выступал за создание бессословного земства, без которого, по его мнению, нельзя ожидать «никакой хорошей перемены в центральном управлении государством». Критикуя произвол бюрократии, Кавелин, однако, видел в ней и силу, «уравновешивающую различные общественные элементы, приходящие между собой в столкновение или соперничество». Кавелин – противник непосредственного вмешательства правительства в экономику – считал казенную промышленность «убыточной» для правительства и «обременительной» для общества.

В 1870–80‑х Кавелин пришел к выводу, что самым насущным вопросом стал вопрос реформирования системы административного управления, обуздания административного произвола посредством расширения гласности, расширения прав местного самоуправления, введения в состав Государственного Совета «выборных от губернских земств». Идеальной формой государственного устройства России Кавелин считал «самодержавную республику», воплощавшую, по его мнению, единство интересов монарха и народа, бюрократии и общества.

Кавелин полагал, что переустройство России возможно только путем мирных реформ, а всякая революция гибельна как для государства, так и для народа. Считая, что «царство справедливости» нельзя построить на крови и насилии, Кавелин утверждал, что революции задерживают прогресс и, вызывая реакцию, способны сокрушить государственный организм. Кавелин отрицал связь «революционной партии» в России с подлинными интересами народа.

Соч.: Собрание сочинений. Т. 1–4. СПб., 1897–1900; Наш умственный строй. Статья по философии русской истории и культуры. М., 1989.

Лит.: Корсаков Д.А. К.Д. Кавелин. Материалы для биографии. Из семейной переписки и воспоминаний//Вестник Европы. 1886. №5–8, 10, 11; 1887. №2, 4, 5, 8; 1888. №5; Он же. К.Д. Кавелин. Очерк жизни и деятельности. СПб., 1896; Кони А.Ф. На жизненном пути. Т. 4. Ревель; Берлин, [ б. г.];

Арсеньев К.К. Памяти К.Д. Кавелина//Вестник Европы. 1910. №5; Мизинов П. История и поэзия. М., 1900; Сыромятников Б.И.

К.Д. Кавелин//Великая реформа. Т. 5. М., 1911; Зайончковский П.А. Записка К.Д. Кавелина по нигилизму//Исторический архив. Т. 5. М.; Л., 1950.

Подробнее