Rusinst <   Авторы <  

Миллер О. Ф.

(4[16].08.1833 – 1[13].06.1889)

МИЛЛЕР Орест Федорович (23.07.1833—20.05.1889), ученый-фольклорист, литературовед, славянофил.

Родился в г. Гапсале (ныне Хаапсалу) в Эстляндии в семье остзейских немцев, лютеран по вероисповеданию. При рождении получил имя Оскар. Отец, Фридрих (Федор) Петрович был чиновником таможенного ведомства, скончался, когда Миллеру было три года. Рождение Миллера стоило жизни его матери Аделаиде, урожденной баронессе Унгерн-Штернберг. Т. о. Миллер оказался круглым сиротой и был взят на воспитание в семью своего дяди, служившего в армии, участника нескольких войн. Огромную роль в становлении Миллера как личности сыграла жена дяди — православная русская женщина Екатерина Николаевна, урожденная Чирикова (родственница знаменитого мореплавателя XIX в.). Большую роль в судьбе Миллера сыграл также архим. Платон, впоследствии Киевский митрополит. Под их влиянием Миллер, в жилах которого не было ни капли русской крови, стал истинно русским по духу человеком. В 15 лет, уже в сознательном возрасте Миллер перешел в Православие. Он окончил историко-филологический факультет Петербургского университета и навсегда посвятил свою жизнь истории России и русскому языку. Еще будучи студентом, Миллер дебютировал в печати как поэт, поместив в «Северной пчеле» (№ 120, 1852) стихотворение «На смерть Жуковского». В дальнейшем Миллер написал ряд стихотворных и прозаических пьес, но событием в русской литературе они не стали. Эти пьесы были по-немецки сентиментальны, переполнены патетическими фразами, имели весьма упрощенный сюжет. Словом, это была проба пера восторженного студента, а не литература. Заслуги Миллера перед русским словом, впрочем, очень велики. В 1858 Миллер защитил магистерскую диссертацию «О нравственной стихии в поэзии на основании исторических данных». В ней Миллер исследовал мировую литературу от античности до Шекспира с точки зрения развития нравственности. Следует заметить, что при всей своей русскости Миллер в период работы над диссертацией находился под влиянием немецкой идеалистической философии, и поэтому вся история мировой литературы рассматривалась как развитие идеи нравственности. В соответствии с таким подходом вся дохристианская литература объявлялась Миллером безнравственной. Несмотря на успешную защиту, опубликованные в «Журнале Министерства народного просвещения» его «Исторические очерки поэзии» (легшие в основу диссертации) вызвали критику большинства специалистов. Впрочем, самую ядовитую рецензию поместил в «Современнике» Н. А. Добролюбов. Известный левый публицист как ни странно, оказал Миллеру большую услугу. Во-первых, он помог Миллеру избавиться от немецкого идеализма. Во-вторых, Миллер отказался от отвлеченной мечтательности и, увидев реальную угрозу, исходящую от нигилизма, стал окончательно славянофилом, обратившись к народному творчеству. 1860-е справедливо считаются временем распространения в русском обществе нигилизма. Однако вместе с тем это было время оживления русского национального самосознания. Освобождение крестьян вызвало у национально мыслящей интеллигенции всплеск интереса к народному фольклору, быту, традициям, истории нации. Миллер внес огромный вклад в русификацию сознания российского общества. Его немецкое происхождение не мешало ему глубоко понимать русскую душу, как и другим русским немцам (В. И. Далю, А. Ф. Гильфердингу, Е. Классену и др.). Миллер, преподававший в Петербургском университете, громко заявил о себе в 1863, выпустив учебник «Опыт исторического обозрения русской словесности». Эта книга, предназначенная для студентов, стала также настольной книгой для каждого просвещенного патриота. Дело в том, что в ней Миллер едва ли не первым рассмотрел древнерусскую литературу и впервые ввел в курс литературы народное творчество. Учебник вместе с приложенной хрестоматией выдержал несколько изданий, по нему училось несколько поколений студентов, хотя читали его не только и не столько студенты. На основании фольклорных памятников, дошедших со времен Киевской Руси, Миллер написал свою докторскую диссертацию «Илья Муромец и богатырство Киевское» (1869). Впрочем, Миллер не ограничивался только исследованием старины. В 1874, на основе читаемых в университете лекций, Миллер выпустил курс «Русская литература после Гоголя». В этом произведении Миллер основательно разбирал творчество А. Н. Островского, Ф. М. Достоевского, И. А. Гончарова и др. своих современников. Миллер был заметным деятелем славянофильства, личная дружба связывала его со многими деятелями этого движения, особенно с И. С. Аксаковым, после смерти которого Миллер стал издателем его писем и статей. Миллер был также одним из виднейших деятелей Славянских Комитетов, заняв должность товарища (заместителя) председателя петербургского Славянского Комитета. Особенно важную роль Миллер сыграл во время восточного кризиса 1875—78. Прекрасный оратор, Миллер буквально «заводил» своими речами даже враждебно настроенную к себе аудиторию. Уже в 1875, когда началось восстание боснийских сербов против турецкого ига, Миллер написал воззвание, призывая русских людей жертвовать денежные средства для помощи славянам. Воззвание было разослано в виде подписных листов для пожертвования тиражом в 100 тыс. экз. Миллер был одним из тех, кто сумел повлиять на общественное мнение в России и вынудить правительство к решительным действиям в восточном вопросе. В 1877, во время русско-турецкой войны Миллер выпустил составленную на основе речей и статей книгу «Славянство и Европа», ставшую одним из значительных произведений нео-славянофильства. Следует заметить, что в своих славянских пристрастиях Миллер порой заходил далеко. Так, уже в 1863 в помещенной в «Дне» И. Аксакова статье Миллер осуждал российские власти за жестокость при усмирении польских мятежников, что вызвало конфликт у него с ведущим национальным журналистом М. Н. Катковым. Косвенным образом Катков оказался виновником лишения Миллера профессорской кафедры. Осенью 1887, вскоре после смерти Каткова, Миллер в лекции перед студентами критически отозвался о воззрениях Каткова на роль государства в жизни народа. Эта бестактность Миллера вызвала гневную реакцию сотрудников Каткова и влиятельного кн. В. П. Мещерского. Под влиянием газетной критики, вдвойне обидной для Миллера, т. к. она исходила от единомышленников, Миллер оставил кафедру. Полтора года спустя Миллер скончался. По своим взглядам Миллер был убежденным сторонником славянофильского идеала земской монархии, «симфонии» Царя, Народа и Церкви. По мнению Миллера, в Киевской и Московской Руси (до никоновских церковных реформ) этот идеал осуществлялся на практике. Татарское, а со времен Петра I, немецкое иго, исказили его. Но Миллер не терял надежду, что такой великий Народ, как Русский, вновь вернется к своей правде.

Соч.: Беседы о русской истории. Вып. 1. СПб., 1862; Великорусские былины и малорусские думы. Киев, 1876; Славянство и Европа. СПб., 1877; Внутренняя жизнь и ход развития И. С. Аксакова по его письмам. СПб., 1889.

Лит.: Очерк научной деятельности проф. О. Ф. Миллера. СПб., 1889; Глинский Б. Б. Орест Федорович Миллер. СПб., 1890.

Подробнее