Rusinst <   Авторы <  

Нечволодов А. Д.

(25.03.1864 – 25.12.1938)

НЕЧВОЛОДОВ Александр Дмитриевич (25.03.1864–25.12.1938), военный и общественный деятель, историк, экономист (биографию см. в томе «Русский патриотизм»). Наибольшее значение для экономической теории имеют две его книги.

В книге «От разорения – к достатку» Нечволодов пролил свет «на главнейшую причину наших современных бедствий», а также показал, «в чем заключается тайна могущества всемирных ростовщиков, так искусно опутавших своими невидимыми сетями все трудящееся человечество». Тайна эта – в «ростовщической природе золотых денег», которую скрыл основоположник политической экономии Адам Смит, чтобы облегчить масонам достижение их цели, которую Нечволодов формулировал так: «…создать всемирное царство главарей капитала на развалинах современных государств, причем бессознательными каменщиками, разрушающими свой государственный строй, а вместе с ним свою свободу, силу, здоровье и нравственность, являются сами же народы, вследствие существующей пагубной для них денежной системы, сущность которой затемняется целой армией гнусных мошенников из подкупленных государственных людей, приводимых масонами подкупом же к заведыванию государственным хозяйством, и из ученых масонов…»

Более того, Нечволодов опасался, что «масоны уже окончательно распяли человечество на золотом кресте и настолько крепко, что никакая сила не может снять его с него…» Ведь «все государства мира, имеющие золотое денежное обращение, должны (банкирам-ростовщикам) сумму вдвое большую суммы золота, находящегося на земном шаре… как бы ни увеличивались в будущем производительные силы наций, каким бы тяжелым трудом ни были подавлены народы, они никогда не уплатят золотом своего золотого долга, который будет все нарастать в золоте же, даже и после того, когда эксплуатация всех их «естественных богатств» попадет … во власть торговцев этим «золотом». Спасение от этой напасти только одно: если будет выработано правильное понимание сущности золотых денег и произойдет отказ от золотой валюты. Надо перейти на неразменные (на золото) бумажные деньги, оставив расчет на золото только для международной торговли и для платежей по нашим внешним займам.

Нечволодов глубоко исследовал проблему внешнего долга России. Он предостерегал: «по количеству задолженности мы (Россия) уже первая держава в мире; при этом мы единственная из держав, у которой большая половина этой задолженности внешняя…» А последствия этого ужасны: «мы уплачиваем иностранцам в каждые шесть с половиной лет дань, равную по величине колоссальной контрибуции, уплаченной Францией своей победительнице Германии» (в войне 1870–71).

Об иностранных инвестициях Нечволодов высказывался вполне определенно: «Привлечение иностранных капиталов в государство сводится: к эксплуатации этими капиталами отечественных богатств и рабочих рук страны, а затем и вывоза за границу золота, приобретенного в стране за продажу продуктов производства. При этом общее благосостояние местности, где возникают крупные (иностранные) капиталистические производства, обязательно понижается…»

«Полученное извне золото, – писал Нечволодов, –постоянно уходит назад в виде процентов и дивидендов на вложенные капиталы. Для его обратного привлечения Россия прибегает к новым займам. Так долговая удавка на шее России затягивалась все туже. Главным предметом нашего вывоза служат продукты сельского хозяйства, из которых первое место принадлежит хлебу, и естественные богатства в сыром или полуобработанном виде: лес, нефть, металлы и проч. Мануфактурный же товар мы вывозим всего в количестве около 20 миллионов рублей в год». Но это очень ненадежная основа экономики, а попытки власти поправить сложившееся положение оказались непродуманными и окончились неудачей: «Вопрос об увеличении притока золота в нашу страну путем завоевания новых рынков для нашей недавно народившейся мануфактурной промышленности явно нелеп ввиду младенческого ее состояния сравнительно с мощными ее соперниками английской, германской, французской и Соединенных Штатов.

Своеобразная же попытка Министерства финансов создать эту промышленность, в прямой и трудно поправимый ущерб нашему сельскому хозяйству и найти ей новый рынок в Китае – привела нас к миллиардным затратам, каковая сумма целостью была занята в долг золотом; при этом постройка города Дальнего вместе с сооружением Восточно-Китайской железной дороги и открытием портофранко в Маньчжурии, привели именно к полной погибели нашей незначительной торговли, существовавшей по границе с Северо-Восточным Китаем, так как открыли удобный доступ в него с моря иностранным товарам.

В завоевании же новых рынков или расширении старых для произведений нашего сельского хозяйства и сырых и полуобработанных естественных продуктов – мы также встретимся с нашими могущественными соперниками, странами Нового Света (Соединенными Штатами, Аргентиной, Австралией и Канадой), уже сильно теснящими нас со всех сторон благодаря значительному превосходству своей культуры и давно уже отнявшими у нас роль житницы Старого Света, которую мы играли до семидесятых годов прошлого столетия. В настоящее время нам приходится думать не о расширении старых или завоевании новых рынков, а о сохранении тех, кои мы имели до сих пор. В этом же отношении обстоятельства складываются в высшей степени неблагоприятно: новый торговый договор с Германией… накинул на все главные предметы нашего вывоза значительные пошлины… Это, конечно, еще больше затруднит нашу конкуренцию с Новым Светом, и каждая победа на внешнем рынке будет нам даваться путем все большего и большего разорения у себя дома…»

Нечволодов не радовался росту экспорта продовольствия из России, потому что «мы вывозим значительно больше, чем можем, то есть не продаем, а распродаемся. Мы вывозим все: хлеб, мясо, яйца, а вместе с тем вывозим частицы нашей почвы… как говорил Вышнеградский, – «сами недоедим, а вывезем!» Результатом этого, помимо самых тяжелых условий жизни, является прямое недоедание нашего населения… и вследствие этого его все возрастающая слабосильность, не говоря уж о страшном недовольстве населения своими условиями жизни. Отчеты военного министерства об ежегодном исполнении призыва дают поражающую картину постепенного вырождения нашего, когда-то самого сильного в Европе народа». Общий вывод Нечволодова печален: «страна наша находится на пути самого потрясающего разорения…»

Нечволодов сурово критиковал экономическое учение и всю теорию Маркса. По его мнению, особенно важны две ошибки (или попытки умышленно запутать дело) Маркса.

Во-первых, «это научное доказательство неизменной стоимости золота, основанное на количестве рабочих часов, необходимых для его извлечения из недр земли, заключает в себе величайшее недоразумение, на котором построено однако все учение Маркса о капитале, вся неизбежность выводов научного социализма…» Ведь хлеб, на производство которого пошло определенное количество рабочего времени, при потреблении уничтожается, на производство новой партии хлеба нужно затратить новый труд. А золото, на добычу которого, напр., затрачено столько же труда, исполнив свою роль посредника в обмене один раз, сохраняется в неизменном виде и снова возвращается к своему хозяину, которому уже не нужно трудиться для его добычи. Хозяева золота не работают, они только отдают его взаймы для производства операции обмена, а затем получают его обратно, но уже с процентами в золоте же, купленными ценой человеческого труда, и так при каждом обороте. «Вот истинная, чисто магическая ценность золота: в нем, благодаря его неизменяемости, незаметно сосредоточивается весь труд и капитал человечества… Если выяснить это недоразумение… поставленное Адамом Смитом и Карлом Марксом в основание их учений, то все современные теории политической экономии, неизбежно приводящие к социалистическим принципам, совершенно не применимым к жизни, сейчас же рухнут, и человечество может пойти по новым путям, имея впереди самые светлые и притом достижимые идеалы, – простым изменением своих понятий о деньгах… Вот основная и притом единственная тайна могущества масонов, старательно замаскированная ими от непосвященных…». Маркс и Энгельс продолжили дело Адама Смита, который «скрыл ростовщическую силу золотых денег».

Вторая ошибка Маркса и его последователей, по мнению Нечволодова, состоит в том, что «вожди социализма, призывая пролетариев всех стран к борьбе с существующим порядком и капиталистами, под последними понимают только землевладельцев и фабрикантов, но ни слова не говорят ни о банкирах, ни о биржах…»

Нечволодов был уверен в том, что отказ от золотой валюты и переход на бумажные деньги, выпускаемые в обращение самодержавной властью, защищающей национальные интересы, освободит страну, а в перспективе – все человечество от тяжелого золотого ярма, составляющего частную собственность, силу, могущество и власть масонов. «Человечество начнет жить по заповедям Христа».

В книге «Русские деньги» (СПб., 1907) Нечволодов раскрыл тайную игру, какую вели в России иностранные капиталисты при содействии российского Министерства финансов. При поддержке государства в России строились крупные предприятия. Затем, после поражения в японской войне, был провозглашен курс на всемерную экономию средств. Но это то же преднамеренное банкротство, какое так широко распространено в современной России и служит орудием передела собственности. На предприятиях Урала (впоследствии скупленных англичанами) из-за отсутствия денег рабочим подчас платили слитками или кусками железа. Государственные кредиты частным предприятиям были в большинстве своем просто разворованы, что стало предметом крупных общественных скандалов и судебных разбирательств.

В то время как официальная пропаганда с удовлетворением отмечала широкий размах железнодорожного строительства в России, Нечволодов вслед за Ф.М. Достоевским отмечал, что эти дороги служат путями проникновения товаров Запада на рынки не только России, но и Востока (не говоря уж об обеспечении доступа к русскому сырью). Но Нечволодов показал еще и грабительский характер западного капитала, кредитовавшего это строительство: «…благодаря современному устройству русских финансов, для того, чтобы выстроить железные дороги на русской земле, русскими рабочими руками и из русских же материалов, Россия в течение многих десятков лет должна платить огромную дань иностранному капиталу и на столько же десятков лет обременять этой данью расчетный баланс».

Нечволодов приводил высказывания немецкого социалиста К. Каутского: «Развитие класса капиталистов идет в России, с точки зрения вдохновителей этой политики, слишком медленно. Поэтому делаются все усилия для того, чтобы все более увеличивать приток иностранных капиталов… Эта политика ведет к тому, что капитализм раскрывает для русского народа только одну из своих сторон – пролетаризацию, между тем как другой своей стороной – развитием производительных сил, ростом прибавочной стоимости и богатства, оно идет преимущественно на пользу чужим странам…. Капитализм приносит России лишь сопровождающие его муки! Она не получает своей доли в его приобретениях и триумфах». Нечволодов, обобщив мировой опыт перехода на золотую валюту, принесшего повсюду кризис для производителей и выгоду только финансовым спекулянтам, с цифрами и фактами в руках доказывал, что правительство либералов ведет Россию к краху.

В течение многих лет Нечволодов подготавливал фундаментальное исследование о международном еврейском капитале (опубликовано только частично).

Соч.: От разорения – к достатку. СПб., 1906; Русские деньги. СПб., 1907.

Подробнее